ivolgi_i_vorony (ivolgi_i_vorony) wrote,
ivolgi_i_vorony
ivolgi_i_vorony

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Письмо номер три.



Знаешь, я тоже не ожидал, что можно построить свою жизнь по песням Billy`s Band-а. Более того, я совершенно не собирался этого делать. Но это оказалось несложно. Не так романтично, как мне казалось, но несложно. Важно правильно выбрать место. И время. И настроение. И все.

***

Знаешь, она плохо спит по ночам, иногда её мучают кошмары. Она начинает метаться в моих руках, как огонек спички от легкого дуновения ветра, стонет что-то сквозь зубы, царапается, точь-в-точь как наша кошка во время уколов. Я обнимаю её еще сильнее, целую в лоб, шепчу на ухо "все хорошо, все хорошо, все хорошо, все хорошо...", пока она не успокоится и не уснет. Дожидаюсь, пока расслабится её дыхание, пока её пальцы разожмут простынь. Потом тихонько выбираюсь из-под одеяла и курю на кухне – сначала первую сигарету, а сразу следом за ней вторую. Не волнуйся, я бросил – только эти две сигареты, одну за другой, на кухне, иногда раз в неделю, иногда раз в месяц.
Наутро она спрашивает меня, не кричала ли ночью. "Нет, - отвечаю я, - все было спокойно. С тех пор, как ты переехала ко мне, ты спишь очень крепко. Наверно я украл твои кошмары." Она смотрит на меня, улыбается и повторяет – "Наверно ты украл мои кошмары". А я пытаюсь скрыть царапины на своих руках.

***

Знаешь, где-то в том городе, откуда мы с ней сбежали, гуляют наши кошмары – он высокий, стройный, в пальто и с зонтиком, принципиально не водит машину, она брюнетка с морским именем, курит крепкие сигареты, по выходным танцует, работает с детьми. Они похожи – оба любят дождь, французский язык, колокольный звон и Богушевскую, оба не любят слабых людей, долгие расставанья, пьяные смски и фильмы Вуди Аллена. Они добрые, умные и красивые, они ни в чем не виноваты, они тоже иногда просыпаются по ночам в холодном поту. Пусть у них все будет хорошо.

***

Знаешь, я до сих пор не понял, как это все случилось. Я уезжал сюда веселым, пьяным, двадцатичетырехлетним, всего-то на месяц – выпить ящик шампанского на Финском заливе, отметить четвертак в Телеграфе, пробраться-таки в центр Новой Голландии, съездить к друзьям в Сосновый Бор, прочитать пару книжек, сходить на пару концертов, переспать с парой красивых местных девушек, привести свои мысли в порядок и вернуться обратно.
Я не знаю, где я ошибся... Может быть, надо было сразу взять обратный билет? Может быть, не нужно было выбрасывать московскую симку? Может быть, не стоило устраиваться на работу – даже на спор, даже на две недели? Может быть, с мыслями и так было все в порядке?
А потом приехала она, и все стало совсем неважно.
Может быть, я и не ошибся?

***

Знаешь, первое время мы с ней разговаривали исключительно цитатами из Аквариума. Это было довольно забавно, иногда мы даже переходили на английский язык. Еще мы брали у соседей радиоприемник на ночь, врубали «Наше» и соревновались, угадывая названия песен по их вступлению. Я всегда выигрывал.
Мы сходили с ума – коллекционировали крыши, загадывали желания, читали Кортасара на два голоса. Она могла достать из моего кошелька последний мятый полтинник, сделать из него самолетик и выпустить из окна с подожженным хвостом. Самолетик падал на стоящую внизу иномарку, а она дожидалась, пока стихнет сигнализация, и спокойно объясняла мне – "Всегда хотела понять, что это значит – деньги на ветер". "Поняла?" "Не до конца... Давай еще, у меня где-то десятка осталась..."
Я сбросил килограмм пятнадцать и лет пять – мне снова было двадцать, я снова ел Роллтон, пил дурное пиво, спал на матрасах и писал стихи.
Потом начались проблемы.

***

Знаешь, я не хочу об этом писать.
Просто в какой-то момент, хмурым похмельным утром, порядковый номер которого давно перевалил за сотню, когда умереть действительно хочется больше, чем жить, а жить куда сложнее, чем умереть, когда она отпаивала меня серым мутным чаем, а потом держала мои волосы, когда меня рвало, целовала мой лоб, гладила меня по голове и шептала мне "все хорошо, все хорошо, все хорошо, все хорошо..."
Ну ты понимаешь.
У нас с ней одинаковые царапины на руках.
И проблемы кончились. Не сразу, но кончились.

***

Знаешь, похоже я наконец-то успокоился. Дрался последний раз месяцев семь назад, но там совсем никак без этого было, к тому же трезвым, почти что не считается. За углом от нашей каморки есть один чудесный погребок, там не разбавляют пиво, у бармена всегда есть свежий анекдот, а у официантки – искренняя улыбка. По пятницам там показывают кино – на прошлой неделе было «Небо над Берлином», на этой обещали «Достучаться до небес». Отличная подборка, не так ли? Иногда, когда я перебираю с виски, мне даже кажется, что я в Jam`е, на стенах плакаты с Бобом, Куртом и Джоном, за барной стойкой улыбается Сережа – "Друг, да тебе домой пора, ты уже совсем теплый", Алиса забирает мой счет, рядом со мной то ли Никитка, то ли Лешка, а я спокоен, я абсолютно спокоен – всего-то и дел, что забрать пальто и выйти на улицу, а оттуда до дома минуту пешком или три ползком. Последнее верно и сейчас, остальное – всего лишь долгая память.
По правде говоря, такое случается все реже и реже.

***

Знаешь, у меня все хорошо. Мне скоро тридцать, то есть опять двадцать пять – я собираюсь приехать на месяц. Выпить ящик пива у заброшенной лодочной станции в нашем парке, отметить тридцатник в Пивбуме, съездить к друзьям в Климовск и может быть в Москву, прочитать пару книжек, сходить на пару концертов, встретиться с бывшими девушками, привести свои мысли в порядок...

И вернуться обратно.
Tags: письмо, просто так
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments